Удмурты в описании Д.К.Зеленина (1904 год)

Нам уже не раз приходилось упомянуть о вотяках, которых вообще не мало в Прикамском крае: в одном Сарапульском уезде их 99 ½ тыс., в Елабужском уезде 56 тыс.; но центр вотяков – Глазовский уезд (Вятской губ.), где их 157 тыс. Однако, встретить вотяка на пароходе трудно: они очень ездят на пароходах, да и по берегам больших рек живут тоже крайне редко. Лес - - любимая атмосфера вотяка. Охота и пчеловодство – его любимые занятия. В культурном отношении вотяк стоит вообще низко. Знаменитое «Мултанское дело», хотя и разрешилось в пользу мултанцев, но вскрыло перед нами всю дикость этого племени. Среди местных интеллигентов вы найдете массу лиц, часто больших знатоков вотского быта, которые и теперь в существовании у вотяков человеческих жертвоприношений. К ним принадлежит и небезизвестный  писатель о.Николай Блинов. В глуши Сарапульского уезда вам назовут теперь еще живого священника, которого будто бы едва не «замолили» вотяки.

 Рыжие волосы, впалые щеки, желтовато-красное, веснушчатое лицо, маленькая бородка, узкие подслеповатые глаза, - вот наружность вотяка.  Русские зовут вотяков «мышь», - за их низкий рост и тщедушное сложение. Вотяк вял и неповоротлив, часто нечистоплотен; но трудолюбив и бережлив. Смирный и безобидный, но под влиянием кумышки способен к зверскому преступлению. Общественные инстинкты развиты сильнее, чем у русских; работы всей деревней  - в большом обычае: косить или жать начинают  всегда с общего согласия; друг друга никогда не выдадут.

 Священник Н.Блинов пишет о вотяках: «Они положительно удивляют своею апатичностью, полным отсутствием впечатлительности и любознательности ко всему, что непосредственно не касается хозяйства: вотяка удивить невозможно ничем. Тяжелое впечатление производит обыденная жизнь большинства вотских семейств. Везде в доме грязь, сор и пыль; такая грязь, что соскабливают ее с пола лопаткой…  Болезни, в особенности сифилис,  тифы, трахома, бленоройные воспаления и последствия их обезображивают члены, обессиливают и крепких от рождения людей.»

  Но встречаются и развитые вотяки. Учатся в Казанской  учительской семинарии и др. школах. Стремление к просвещению заметно у них. У сарапульских вотяков существует оригинальный праздник «вортылон». Это состязание в скачках и беге; в заключение рукопашная борьба.  Победители получают призы: ситцевый платок, кисет для табака и т.п.  Этот обычай говорил бы в некотором роде  о рыцарских наклонностях этого бедного племени, только он едва ли не заимствован от татар.  Любовь вотяков к музыке вне сомнения; они прекрасно играют на гуслях.  В д.Кульму Малмыжского уезда вотяки принесли из Уржумского у. тамошних лягушек, как «хорошей породы песенниц», и развели их в своем пруде, чтобы наслаждаться по вечерам оригинальными лягушачьими концертами.

  Г.Жаков пишет о характере вотяков: «Уничтожение лесов, обмеление рек, учащающиеся неурожаи от засухи еще более развивают пессимизм в душе вотяка, недоверие к другим народам, более сильным, тоску о старых порядках, тайную любовь к языческой религии. Вотяк тверд, как камень, по недоверчивости, замкнутости. В борьбе за свои убеждения его настойчивость и поэзия природы прогрессировали в ущерб другим свойствам – предприимчивости, любознательности.  Народ стал замкнутый,  характер его потерял  всякую гибкость, что может оказаться причиной гибели в растущей каждый день промышленной конкуренции» (Научное обозрение, 1902, 12).

 Вотяки-мущины носят русский зипун, преимущественно белого цвета, перетягиваются ремнем, на который с левой стороны  привешивают нож и железную скобу для топора; шапки шьют из сукна с околышем другого цвета; на ногах липовые лапти.  Обычная будничная одежда вотских женщин: длинная, до пят белая холщовая рубаха (дерем), украшенная на груди красными лоскутками в виде трехугольников и отороченная красной тесьмой; штаны под нею; сверх рубахи белый, без рукавов, кафтан (шот дерем); платок на голове, повязанный назад концами. По праздникам надевают иногда пышный  головной убор  - айшон: рода кокошника, украшенного спереди серебряными монетками. На груди также монисто из серебряных монет, среди которых встречаются иногда очень старинные монеты: прежде вотяки умели копить деньги и были вообще богаты: на шее неизбежные бусы.

 Национальный вотский напиток  - кумышка (одно слово с кумыс); это самодельная, грубая, сногсшибательная водка (выкуривается изо ржи). От вотяков ее переняли и русские соседи. С 1890 года приготовление кумышки запрещено и вотякам (прежде они одни имели на это право), но продолжается скрытно, в глуши лесов. В Сарапульском уезде (с.Юски) в 1894 г. был случай убийства вотяками акцизного надсмотрщика. Вотяки, между прочим,  жалуются, что  со времени запрещения кумышки  женщины их труднее рожают детей и сильно мучаются во время родов; прежде они  всегда прибегали в таких случаях к кумышке. По исследованию врачей кумышка безусловно вредна для здоровья, так как  содержит в себе  сивушное масло и яр-медянку.

 Проезжавший  по Вятской губ.  в 1816 г. ученый саксонец Иоганн Фр. Эрдман  пишет от вотяках. «Свадьба совершается таким образом.  Жених с несколькими товарищами  отправляется в гости к отцу невесты. Если родители и родственники не согласны, то он похищает невесту прямо с постели из клети, сажает ее на лошадь  или на телегу, в которой приехал, и увозит ее, стараясь избежать погони, которую вызывает крик похищаемой. Для этой цели друзья жениха кричат и шумят перед родителями девушки до тех пор, пока парочка не выберется из деревни, и с этой минуты невеста признается супругой молодого человека. Теперь путешествие продолжается спокойно до дома жениха, где начинают праздновать свадьбу; затем  возвращаются к родителям невесты, где проводят праздник, продолжающийся от 2 до 3 недель, в еде, питие, пении и пляске. Однако после похищения молодой муж платит калым (известную сумму денег) родителям похищенной, как это принято у татар, и в свою очередь получает некоторое приданное, состоящее из скотины».

… Касательно многоженства вотяков, г.Кузнецов (1893 г.) замечает: «Хотя и не часто, многоженство можно наблюдать у вотяков до сих пор. Мне лично известны некоторые примеры многоженства в Малмыжском и Казанском уу.».  Относительно взгляда вотяков на целомудрие женщин Риттих говорит согласно с Эрдманом: «Вотяки слишком дорожат исключительно такими женщинами, которые способны к деторождению, мало уважая бездетных. Так как они такую способность почитают за главную в жену, то нередко живут с девицами до брака и женятся лишь тогда, когда она делается беременною.  Способная к деторождению женщина почитается у вотяков одинаково, как у чуваш. Она имеет голос, помогает мужу во всех работах, смотрит за скотиною и воспитывает детей. На последнее обстоятельство мужья обращают особенное внимание, обвиняя во всем мать, если дети ленивы к работе. Бывали случаи, что вотяки бросали своих жен  из-за лености детей».

Впрочем в последние годы, как пишет Первухин из Глазовского у., взгляды вотяков на девственность делаются с каждым годом все строже. Вместе с тем развиваются понятия о красоте. Вот идеал девушки-вотянки: «Чтобы считаться красивой, девушка должна иметь прежде всего,  средний рост, достаточную полноту и округленность атуров, большие полные руки и большие же, толстые ноги, как признак ея рабочей силы. Лицо должно быть круглое, бело-румяное, и не должно быть шадровито. Большая коса считается украшением девушки, а между цветами волос предпочтительнейшим считается светло-каштановый. Небольшой рост с неслишком малыми губами, темные, более продолговатые, нежели круглые, глаза и прямой нос умеренной величины, при темноватых, нешироких, но длинных бровях, вот черты красавицы вотянки по представлению самих вотяков. Разумеется такие красавицы весьма редки».

 Вотяки вообще нежные отцы.  Рассказывают,  что один вотяк задушил в объятьях своего сына. «Так любил: как давнил, так и лопнил», - говорил, будто бы этот вотяк на суде.

 По религии, местный исследователь, о. Н.Блинов  считает вотяков буддистами, но это мнение  требует еще поверки и дальнейшего изучения.

  Громадную роль у вотяков играют туно, т.е. жрецы; можно думать, что если бы не было туно, то вотяки скоро забыли бы свою языческую религию.  Во всех выдающихся случаях своей жизни вотяк обращается к туно за советом; тот указывает ему, какую он должен принести жертву. При этом жрец часто называет скотину с какой-нибудь оригинальной мастью, какая имеется у его родственника. Бедный вотяк принужден купить эту скотину, а продавец пользуется случаем и берет громадные деньги. И вообще, языческие жертвоприношения для вотяков крайне разорительны. Жертвы у вотяков бывают как общественные, так и домашние. Последние приносит отец семейства в шалаше, т.е. деревянной постройке, которую вы увидите в глубине каждого вотского двора. В шалаше нет печи, а очаг. В переднем углу на полке хранится языческая святыня воршуд. Жертвы приносятся главным образом злому, грозному божеству кереметю; благодарственные жертвы приносятся и другим богам (Инмару и проч.).

 Оригинальный обычай «гонять шайтана» бывает весною. Вереница мущин мчатся по деревне во весь опор на конях, хлопая бичами о ворота, стены домов и т.п., и проезжают потом в поле, к лесу. В слове шайтан некоторые местные исследователи видят испорченное христианское сатана, но несправедливо; это тюркское салтан. Относительно мифологических воззрений вотяков исследователи никак не могут спеться между собою: диаметрально противоположные ответы  встречаем по самым существенным вопросам вотского олимпа. Объяснять ее вернее всего тем, что в молитвах и действиях жрецов вотских очень много импровизации.

 Покойнику в гроб вотяки кладут все нужное в домашней жизни; одному мальчику-школьнику положили даже учебники (казенные), в уверенности,  что они будут нужны ему для продолжения учения.

 

 Д.Зеленин. Кама и Вятка. Путеводитель. Этнографическое описание Прикамского края – 1904 г.

Категория: Удмурты | Добавил: Дмитрий (06.01.2021)
Просмотров: 12 | Теги: Удмурты в описании Д.К.Зеленина (19, вотяки | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar