Малмыжские мятежи 1918 года

В конце лета-начале осени 1918 года Малмыжский уезд оказался между даже не между двух, а четырех огней - со стороны Уржумского уезда вспыхнул Степановский мятеж, на востоке - Ижевско-Воткинский мятеж, на севере вспыхнули крестьянские восстания в Глазовском уезде, а на юге была республика КОМУЧ. Ожидалось пришествие чехов в Малмыжский уезд, под влиянием чего вспыхнул известный Степановский мятеж Московского  продовольственного полка, до этого исправно собиравшего хлеб в Малмыжском и Уржумском уездах. Таким образом,  со всех сторон Малмыжский уезд оказался окружен антисоветскими силами.

 В одном из документов того времени сообщалось: "Положение Малмыжа с 8 августа было таково. С одной стороны, занятие чехословаками Казани и движение их разъездов к Арску, с другой – выступление ижевцев, занятие северо-восточных волостейуезда, и восстание белогвардейцев в Уржуме – совершенно оградили Малмыж от руководящих центров. Сношение с Вяткой и центром в одно время было возможным только через Пермь, и то пока ижевцы не захватили телеграф по Сибирскому тракту. К тому же каждый день грозило прекращение связи с Сарапулом, Елабугой и Воткинском. Было время, когда по телеграфу можно было говорить только с Вятскими Полянами (45 верст), где находился штаб 2й армии, со взятием Сарапула и Елабуги белогвардейцами – с Кильмезью (55 верст) – по Сибирскому тракту и с Карадуаном(45 верст) по Казанскому тракту1..."

  К слову сказать, в истории  Малмыжского уезда Степановский мятеж почти не отразился, т.к. он его мало затронул. Ограбив Малмыжское казначейство, Степанов оставляет Малмыж и уезд, направившись в Уржум, который стал его своего рода «ставкой». По некоторым данным, помогал Степанову в грабеже казначейства малмыжскийпродкомиссарОтрешко, но после ухода Степанова он остался на своей должности, а в конце августа был расстрелян  военным комиссаром Савинцевым2.

   Оказавшемуся  в кольце антисоветских сил, неудивительно, что и в самом Малмыжском уезде вспыхивает мощное антибольшевисткое сопротивление, присоединившееся к Ижевско-Воткинскому восстанию, а именно  волости: Вихаревская, Муки-Каксинская, Мултанская, Домаскинская, Сям-Можгинская, Христорождественская, Узинская, Селтинская, Халдинская и Сюгинская. Как начиналось восстание в Вавожской волости, можно узнать из воспоминаний бывшего красноармейца С.В.Коркина, воевавшего в этих местах:  «Вавожская волость к ижевскому мятежу присоединилась в конце августа 1918 года. Было собрано в церковной ограде  собрание из представителей  всех деревень волости. Председатель  собрания был  крестьянин  из дер. Четкергр.Лесков. На этом  собрании  решили присоединиться к ижевскому восстанию и вооружиться. За вооружение были главным образом старики, а молодежь, бывшие солдаты, были против. Один из деревни Листем даже сказал: «Вы, старики, восстаете, а воевать-то ведь придется нам».  Так его старики из дер. Подчулково арестовали, но потом выпустили.

На этом собрании было постановлено мобилизовать бывших солдат (каких возрастов, - никто не помнит) и служить в отряде по-очереди по две недели. Таким образом, все мобилизовааные должны считаться в отряде. Восстание было вызвано продовольственной продразверсткой, отсутствием многих товаров и нетактичным поведением продотрядников из Степановского полка.

 На собрании было решено занять почту. Начальник почты Пислегин был на собрании и, прибежав на почту, быстро сообщил в Малмыж о восстании. Когда пришли на почту его  арестовывать, он был у аппарата, только закончил передачу и сказал пришедшим, что сейчас пробовал, исправлен ли аппарат, аппарат исправлен и можно передавать. Ему поверили, так как никто не понимал, что написано на ленте.

 На собрании были выбраны:  командиром отряда  - бывший штабс-капитан А.Р. из деревни Дендывай. Отряд был разделен на две роты, командирами рот назначены Грачев С.З. из села Вавожа и другой из села Каменный Ключ. Комендантом села Ваважа  - Старков В.Н3.».

 Уникальные свидетельства о восстании в Малмыжском уезде удалось найти в документахИСТПАРТа:  «В 1917 году после Учредительного собрания, каковое хотя и не состоялось, но у населения осталось эсеровское настроение и Октябрьский переворот с массой коренных изменений, которые внесли материальные убытки в крестьянские хозяйства, встретило почти враждебно, на основе чего была в 1918 г. в сентябре месяце организована самозащита (Ижевское восстание), докатившееся до деревень (перечисление). Старо-Мултанской волости организаторами населения были ижевцы и из данной местности сын диакона села Старого Мултана Попов Валериан, сам дьячок Попов Иван и крестьянин из деревни Люга Корнев Василий Иванов (офицер старой армии). Последние два пользовались авторитетом, и население к вооружению шло охотно. Ижевск же дал снаряжение и таким образом в каждом из указанных селений организовались кучки вооруженных людей, комитеты бедноты были распущены и заменены сельскими старостами. Вооруженное население, находящееся в селениях, питалось и одевалось за свой счет. В своих разношерстных костюмах повстанцы походили на бандитов. Такое положение продолжалось недели три. Совершенно неожиданно со стороны Сюгинска, ныне Красного поселка, проезжал отряд Кузьмина. Не подозревая ничего, он подъехал к деревне Люго-Какси, где его при въезде встретили охранники селения. Тут только отряд понял, что попал не по назначению, а в гущу Ижевского восстания и видя неизбежность, стал действовать напролом. Охранников перебили и двинулись дальше, где в школе обнаружили штаб и, видя, что повстанцы растерялись и совершенно не организованы, завязали с ними маленькое сражение. Расправившись на скорую руку, очистив дорогу, отряд двинулся дальше, распросив предварительно дорогу, на которой бы была возможность миновать Мултан, т.к. отряд заручился сведениями, что там стянуты силы. В деревне Люга оставили 18 человек убитыми и человека три ранеными. Из числа раненых была одна  женщина, которая через день умерла. В данный период времени население о коммунистах еще ничего не говорило – говорило о зверствах большевиков, придумывая всевозможные небылицы чуть ли не легендные сказания, что большевики заводят какие-то коммуны, обязывают жить всех вместе, отбирают понравившихся жен и т.д., но сколько глубоко это не запало в души повстанцев. Они все же сильно испугались расправы Кузьмина и все указанные выше селения, некоторые в тот же день, некоторые на другой бросили оружие, свезли таковое в с.Старый Мултан, поставили к нему караул и впоследствии сдали отряду красноармейцев. Указанные же организаторы подались к Ижевску4….»

Из протокола пятого Малмыжского уездного съезда советов 15 ноября 1918 г.

 «....Последнее время у нас в уезде тоже наблюдалось белогвардейское ижевское восстание среди волостей, примыкающих к Ижевску. Агитаторы указывали населению, что соввласть отбирает хлеб по твердой цене и Учредительное собрание объявит вольные цены и даст населению товары первой необходимости. Они указывали, что советская власть ничего не дает народу, а только требует от него. Темные крестьяне не поняли злого умысла ижевцев. Не поняли за кем они идут и кого защищают и пошли с оружием в руках, руководимые социал-предателями против советской власти – против самих себя. Теперь уже те волости, которые восстали, поняли, что они совершили большую ошибку, даже преступление перед революцией и пред своею совестью. Они узнали, что белогвардейцы защищают только купцов и капиталистов5...

 ...Эсеры Шулаков, Пластинин, кадеты Подлевский, бывший инспектор начальных училищ Романовский Киприян Ануфриевич и лесничий Копкинского лесничества Яковлев Лев Вл. входят в связь с Ижевским контрреволюционным Штабом (из офицеров фронтовиков и эсеров, бежавших из Уфы), получают винтовки, вооружают кулачков и темных солдат, пришедших с фронта, с Подлевских часть учеников местной школы6...

…Кулачество например Волипельгской и Мультанской волостей получают оружие через некоторых прапорщиков старой армии из контрреволюционного штаба в Ижевске (по воспоминаниям Рагозина и Уфимцева)7.

...…Представитель Копкинской волости т.Желонкин говорит, что все волости стоящие впереди нашей, были вооружены. У нас был офицер, вел агитацию с Шишовым, бывшим фальшивомонетчиком. Им удалось взять власть в свою руки и обезоружить наш комитет. Благодаря нашим усилиям нам удалось его арестовать. За это на нас послали два отряда, и нам пришлось бежать. Отряды пытались вооружить нашу волость, но это им не удалось. Вскоре после этого нам удалось восстановить советы…. На вопрос за что был расстрелян председатель Морозов, ответили за то, что работал вместе с белогвардейцами8.

… Представитель Мултанской волости Стрыков говорит. В волости был организован белогвардейский штаб. Им были мобилизованы крестьяне за пять  лет. Пошли из-за хлеба ибо белогвардейцы обещали вольную продажу его. На последнем волостном собрании было много колебаний, чтоб не вооружаться, но благодаря вотякам, большинством это подавлялось. Когда пришла Красная армия, то была встречена сочувственно, было добровольно пожертвовано 200 тысяч  пудов хлеба, овес, масло и яйца9.

  …Контрреволюционный штаб, получавший винтовки из Ижевска и снабжавший ими селения Мултанской волости, находился в Люге. В нем большую роль играл сын малмыжского дьякона Попов, а также Корнев10».

   Здесь, как мы видим, говорится о помощи ижевцев малмыжским повстанцам, главным образом оружием.    По свидетельству С.В.Коркина, это была не безвозмездная помощь, а в обмен на хлеб, которым был так богат Малмыжский уезд, а из-за Степановского мятежа вывоз его в Вятку прекратился.  Здесь скопились огромные запасы хлеба, которым мятежники быстро нашли рынок сбыта, в обмен на оружие.  Свидетельства о помощи ижевчан вятским крестьянам есть и в воспоминаниях  полковника Д. И.Федичкина, командующего вооружёнными силами восставших во время Ижевско-Воткинского восстании. Вот что он пишет об этом: «Крестьян Вятской губернии разоряли до сих пор сильно вооруженные красноармейские отряды, имевшие назначение отбирать даром от крестьян их собственный хлеб и скот и отправлять на довольствие частей все увеличивающейся с каждым днем Красной армии. Когда же восстали ижевцы, большевики обязали крестьян кормить все отряды Красной армии, направленные против ижевцев, и, кроме того, возить их на своих лошадях чуть не до самого Ижевска.

  Поэтому вятские крестьяне секретно, в глухих лесах, в глубоких оврагах сделали сходы и порешили послать к ижевцам делегатов с просьбой о выдаче крестьянам оружия для защиты собственной жизни и имущества от грабежа большевистских продовольственных отрядов. Крестьянские делегаты были приняты в Ижевске, и просьба их была удовлетворена.

У крестьян были настоящие солдаты и офицеры с большим боевым цензом в период Первой мировой войны, чего у Ижевской армии недоставало. Поэтому полковник Федичкин, с согласия Комитета членов Всероссийского Учредительного собрания, приказал начальнику штаба, коренному ижевцу, который знал в лицо всех ижевцев, формировать из крестьянских солдат и офицеров боевые отряды, вооружать их и давать им боевые задания. За эту помощь крестьяне обязались привозить в Ижевск хлеб и съестные припасы в необходимом количестве для рабочих заводов.

Крестьяне быстро сформировали из рот большие отряды и начали с жаром уничтожать на своей территории все большевистские продовольственные отряды и драться против отрядов Красной армии, которых не пропускали к Ижевску. Благодаря богатству телефонных и телеграфных линий в Вятской губернии, связь крестьянских отрядов со штабом Ижевской Народной армии поддерживалась непрерывно.

 Таким образом, в уездах Вятской губернии Малмыжском и Уржумском было сформировано 8 отрядов по 10 000 солдат-крестьян в каждом, и эти отряды образовали собою фронт в 130 верст длиною и в продолжение трех месяцев не пропускали в эти два уезда ни продовольственных отрядов, посылаемых для грабежа, ни карательных отрядов, посылаемых против ижевцев11».

Сразу хочется заметить , что данные по уржумским крестьянам пока не подтвердились, а вот о помощи ижевцев малмыжским крестьянам, как мы видим, сохранились  интересные документальные свидетельства. 

 Военный комиссар Петровский в 1926 году вспоминал: «… Из Ижевска контрреволюция распространилась в Волипельгскую волость и Сюмсинскую, а оружием снабжалась и Мультанская12».

   Любопытно сообщение из политической сводки по Малмыжскому уезду от 1 октября 1918 года:

«Отправлено на фронт 14 подвод патронов13». Резонный вопрос – откуда в Малмыжском уезде такое количество патронов? К слову сказать, в селе Вятские Поляны Малмыжского уезда располагались штабы Второй армии Восточного фронта и продармии, но вряд ли стали бы забирать вооружение из действующей армии, стоявшей на самой границе фронта? Скорее всегобыло отправлено вооружение, оставшееся после повстанцев (в свою очередь, полученное от ижевцев)…

Подавлял народное восстание в Малмыжском уезде местный военный комиссар Г.А.Савинцев, к отряду которого присоединилось и много добровольцев-крестьян. Позднее большевики М. А. Опарин и П. В. Чайников вспоминали: «По пути движения отряда в него влилось много добровольцев. Так, в д. Вихарево (ныне Кильмезский район) в отряд Савинцева вступило большинство крестьян14». Подавляя восстание, Савинцев не считался с населением – сжигал деревни, расстреливал виновных на месте. Не случайно соратники прямо называли его «суровым коммунистом».  Сохранились многочисленные свидетельства о жестокости савиновцев. В своей книге «Потрясённый Вужгурт» Кедр Митрей  описывал такой эпизод:  «Тех, кого схватили живьём, Савинцев поставил в ряд, и с эскадроном налетели на них, как вихрь, только сабли засверкали…»

В помощь Савинцеву был прислан также отряд Горелова в 400 человек; по данным С.В.Коркина, он прибыл из Москвы.  6 сентября красноармейцы занимают село Водзимонье, 7 сентября – Вавож. 9 сентября «белые» предпринимают отчаянную попытку вновь занять Вавож; по воспоминаниям С.В.Коркина, кровопролитный бой  у церкви длился  с трех часов утра до 12 дня. Потеряв более 200 человек убитыми, повстанцы отступили. Красные, потеряв также много людей, тоже решили оставить село. 11 сентября отряд Горелова был разбит повстанцами. Орудия и пулеметы достались противнику.  В найденном дневнике местного священника было записано: «Белые напали на Вавож, красные отступили, но артиллеристы и пулеметчики отчаянно защищались и разогнали белых, но и сами к полудню тоже отступили15».

Вот любопытные документальные  сведения о боевых действиях на территории Малмыжского уезда: «Сведения НКВД по Малмыжскому уезду с 28 августа по 8 сентября 1918 г.

29 августа в город Малмыж прибыл отряд Горелова 400 человек. Белыми ижевцами занята Вавожская волость. Ижевские белогвардейцы двигаются в Малмыж. 2 сентября полк Горелова в полном составе при 2 орудиях и 7 пулеметах выступил из Малмыжа в северные волости для наступления белогвардейцев, которые 3 сентября из Константиновки двинулись дальше, и разведкою на протяжении 25 верст ею найдено все благополучно и неприятеля не обнаружено. 2 сентября в Водзимонской волости велась агитация за присоединение к ижевцам. Селты, Вавож, Зятцы, Уча заняты белогвардейцами. Телеграфная связь порвана. 4 сентября в г.Малмыж прибыла команда Казанского кавалерийского отряда 19 человек. Отряд Горелова занял Водзимонье и Сюмси. Расстреляно явных саботажников в Кильмези 5 человек и в Водзимонье – 15 человек. Отряд Горелова был двинут в Вавож и Селты, где предстояло сопротивление белогвардейцев. 6 сентября из Селтов сообщают, что в телеграфе поставлены белые часовые. Селты, Зятцы, Узи, Старые Зятцы и Мултан заняты белогвардейцами, на станциях ими поставлен контроль. Цель белых захватить телеграф и созвать учредилку. Белогвардейцы делают волостные собрания граждан и врут им, как могут, а когда массы граждан соглашаются с их мнениями, то делают мобилизации и мобилизованных отправляют в Ижевск за винтовками, как, например, Селтинская волость ушла в Ижевск, а Узинская волость уже вооружена и продвигается по направлению в Малмыж, намерена взять его и соединиться с Казанью. В Зятцах все телеграфные провода изолированы. Из Глазова в Селты двигаются советские войска и в 15 верстах от Зятцы ими занята д.Рябово. Из Зятцей белые двигаются навстречу, у них кроме винтовок ничего нет, открытый бой белые не принимают и действуют засадами и обходами. Телеграфисты занятых волостей ненадежны, нужны преданные Советам. Белые крестьян обманули, сказав им, что красные – есть продовольственные отряды, которых крестьян ненавидят и против них восстают. 6 сентября утром военком Савинцев с отрядом кавалерии в 19 человек и 30 человек пехоты отправился для наступления в Сюмси. Того же числа белые атаковали Святогорье, где, (как) и под Зурой, потерпели неудачу, просят Зятцы, Мултан и Узи выслать подкрепление. Настроение населения этих местностей тревожное, население раскаивается в своих поступках, а кулачество повесило носы, и некоторые бегут. У белых большой недостаток патронов. Мултанская волость из Ижевска вернулась с патронами, а Селтинская, вооруженная винтовками, вернется 9 сентября, а также вооружается Сям-Можгинская волость. Селтинская волость мобилизована белыми, но обмундирования и продовольствия у них нет, служат на своем хлебе и далее своих деревень не идут. В д.Урме появились ижевцы, двигаются в Кильмезь и Константиновку. Кроме того, белыми вооружены Учинская, Волипельгинская и Вавожская волости, с коими предполагают взять Водзимонье. В Вавоже телеграф занят белыми и поставлены ими свои телеграфисты. В Водзимонскую волость прибыл из Ижевска делегат, который просит к ним присоединиться, по этому поводу на 13 сентября там назначено волостное собрание. Настроение населения близ фронтовых волостей уезда тревожное16».

 Дополнить этот документ может также поздний от 29 сентября 1918 года, в котором сообщалось  о скором приходе «белогвардейцев» со стороны деревни Ефимки Малмыжского уезда. Ждали его и в Уржумском уезде. Военный комиссар Лубянов Русско-Турекской волости Уржумского уезда сообщал Больше-Шурминскому военному комиссариату: «Нами вследствие получения телеграммы № 571 сделано распоряжение: все перевозы направлены на свой правый берег и на каждом перевозе поставлен конный отряд ввиду ожидания банды белогвардейцев со стороны деревни Ефимок Малмыжского уезда. Уком отряд очень мал17».  В то же время были выставлены вооруженные заставы по всем дорогам Уржумского уезда.

 Но ижевцы до Малмыжа не дошли.  24 сентября Красная армия очистила Вятку от противника, на территории Малмыжского уезда. К началу октября восстание в Малмыжском уезде было жестоко подавлено во многих волостях, а многие участники расстреляны. Красные части начали сосредотачиваться на Ижевском направлении.  21 октября, если верить С.В.Коркину, войска Савинцева  занимают села Старые и Новые Зятцы, а затем Якшур-Бодью, подавляя последние очаги сопротивления. С.В.Коркин, непосредственный участник тех событий (он воевал в отряде Горелова), вспоминал об этих днях: «29 октября штаб нашего полка перебазировался из Кильмези в Якшур-Бодью. Местное население Малмыжского уезда, большая часть которого теперь перешла в Удмуртию, исключительно чутко и хорошо относилось к Красной армии, много было принято добровольцев, особенно из Вихаревской области. Вавожская волость тогда была сплошь белогвардейской. Когда встал вопрос  о снабжении нашего  2-го сводного революционного полка продуктами, то все волости, за исключением Вавожской, откликнулись и решили в качестве дара, как защитникам Родины, помочь нам, и за короткое время собрали  с десяти волостей около тридцати тысяч пудов  продовольствия и фуража18…»

    Участники подавления восстания в Малмыжском уезде  оставили интересные воспоминания об этих событиях, а также о боевых действиях на территории будущей Удмуртии.  Обратимся снова к воспоминаниям С.В.Коркина: «Из Уржума наш отряд направился в Малмыж, там влился во 2-й  сводный революционный полк, в бывшую Продовольственную дивизию Наркомпрода. Командиром полка остался бывший начальник дивизии тов.Горелов Михаил Никитич, прибывший из Москвы для подавления степановского мятежа с остатками своей дивизии.

 Наш первый Вятский боевой отряд коммунистов, как состоящий исключительно из пулеметчиков, влили в пулеметные команды  батальонов полка. Коркин Семен, Граблаус Рудольф, Браженас Влалислав и Шумайлов Василий направлены  были в 1-й батальон. Командиром  батальона был Лепик Иосиф.

В Можгинской волости 5 сентября появились ижевские провокаторы, меняли оружие на хлеб.

5 сентября 1918 года нашему батальону было дано задание выступить в село Водзимонье, а 7 сентября занять село Вавож, закрепиться в нем и ждать дальнейших распоряжений. Вечером 6 сентября мы заняли Водзимонье, там было арестовано  17 человек из местной интеллигенции.

 Утром 6 сентября был устроен суд с участием местной бедноты, и было вынесено  решение бывшего офицера за связь с белыми и хранение оружия расстрелять, 16 человек освободить. Тут же приговор был приведен в исполнение.

…Батальон тронулся на Вавож. Не доходя до реки Вала, что в трех километрах от Вавожа, разведка донесла, что недалеко  от мельницы движется противник. Командир батальона тов. Лепик  дал команду двигаться цепью до мельницы. Я его попросил подождать двигаться цепью, пока я съезжу до мельницы и проверю. Он согласился. Со мной  вызвался ехать командир взвода артиллерии тов.Тильк.

 Подъезжая к мельнице, мы заметили по ту сторону реки Вала  двигающихся логом людей, нагнувшихся до пояса; они были все в гражданской одежде.  Дойдя до дороги, ведущей к мельнице, они остановились и залегли, думая, что мы их не заметили, и ожидали, что мы переедем через мост и попадем прямо к ним на мушку или они захватят нас  живьем. На нашем берегу реки стоял мельничный сарай, где крестьяне, приезжая на помол, ставили своих лошадей. Я слез с лошади, передал удила Тильку, а сам приспособил  свой карабин  на отлетевший от углового  бревна кончик, взвел замок карабина, ожидая кто первый  высунет голову, и, не дождавшись, крикнул: «Ну, кто первый?!» Голова показалась, я дал выстрел, и шапка слетела. Тогда я еще крикнул: «Лови шапку!»  В этот момент белогвардейская цепь со своими вещевыми мешками двинулась бегом обратно туда, куда пришла. На мой выстрел батальон приблизился к мельнице, и мы двинулись на Вавож. Перейдя мост и сравнявшись с логом, мы обнаружили  валяющуюся фуражку  и убитого командира белогвардейского отряда.  Обезглавленный белогвардейский отряд  панически бежал в Вавож.

  Село Вавож мы заняли 7 сентября в 10 часов утра без боя, так как белогвардейцы сразу же отступили из Вавожа без боя19…»

  Вот что вспоминал  об этих событиях  другой  бывший красноармеец Е.Сорокин: «…В назначенный день отряд выступил из города и погрузился в теплушки. Отправились под Ижевск, против ижевских повстанцев. А наш эскадрон  получил приказ спешно следовать  из Сарапула  в Агрыз. Тогда Казань и Ижевск  были заняты белогвардейцами.

Передвигаясь через удмуртские  села, эскадрон делал привалы по ночам, выставлял посты с 4 сторон, особенно при въезде и выезде из села.

…Эскадрон  по пути следования посылал в удмуртские села  группы разведчиков…

В одном  из сел Бугры или Пычас (теперь не помню) кулаки во главе с местным попом открыли ружейную стрельбу по нашему конному разъезду, не допуская  его в село, подняли тревогу, со звоном в колокола… Об этом сообщили  командиру  эскадрона тов.Коржаненко.  Кавалеристы эскадрона окружили село и выловили всех врагов советской власти. В домах нашли и отобрали спрятанное оружие. Под командой  Коржаненко  задержанных вывели в поле и расстреляли. Попа забрали с собой.

Однажды  мы с другом-земляком тов.Панасюком выехали в село (название не помню), проверили:  кажется все спокойно. Поставили  отдыхать  лошадей  под крышу. Освободили  подпруги, не расседлывая.  В доме, не  раздеваясь,  легли на полу…. Ночью на улице поднялась сильная ружейная  стрельба.  Когда мы выскочили во двор, на нас кинулись два вооруженных белогвардейца, один  со штыком  шел на меня. Я мгновенно  выстрелил из карабина почти в упор. На секунду  раньше,  чем белогвардеец успел вонзить  в меня штык. Он упал. Другой убежал.

Покинули село и приблизились к лесу. На рассвете мы увидели  пять  человек,  идущих навстречу. Мы залегли. Мой друг струсил. Но я его назвал  паникером и успокоил.  Идущие поравнялись с нами и спрашивают: «Какой части и фамилия командира?» А мы их спрашиваем о том же. Так «торговались» несколько  минут. Наконец, они назвали фамилию своего командира  – Чеверев…

Отличительных  знаков у белогвардейцев  и красных не было и распознать было трудно своих и чужих.

Утром с группой бойцов мы проверили дом и двор крестьянина, где ночевали. На дворе, на земле, на месте сражения с белогвардейцами , была обнаружена кровь, но трупа нигде не было, хотя мы обыскали весь дом. На вопрос: что произошло ночью? Хозяин ответил: ничего не знаю, ничего не видел… Наши лошади стояли на месте.

Пехотные роты, ушедшие на освобождение Ижевска, вели ожесточенные бои у д.Пирогово, с хорошо вооруженными  силами мятежников. В отряде тов.Чеверева было мало оружия  и главное недоставало патронов  к пулеметам и винтовкам…

Отряд тов.Чеверева  не выдержал  натиска повстанцев  и вынужден был отступить  к селению Юски и Волково20».

Как подавлялось восстание, сами большевики, не стесняясь, сообщали в своих отчетах: «В Волипельгской волости восстание подавляется суровыми методами, вплоть до сожжения, как говорят, четверо деревень малмыжским военкомом Савинцевым, а в Мультанской, замеченные врасплох, сдают винтовки, например в Ныже сдано 200 винтовок21».

 Из политической сводки по Малмыжскому уезду за 1 октября-4 ноября  1918 года можно немного узнать о состоянии уезда на тот период:

«Рыбноватагская волость. Волость от белогвардейцев очищена. Советские учреждения восстановлены. Комиссариат на свои места, но пока бездействует ввиду уничтожения белогвардейцами всех бумаг и инструкций. Кулачество понесло заслуженную кару.

Салдинская волость. При отступлении белых последними уничтожены исполкомы и военкомы и все их делопроизводства. Арестовано 10 красноармейцев, бежавших из Вятки из воинских частей.

Мултанская волость. От белогвардейцев волость очищена.

Везишурская волость. Население волости было очень встревожено, когда в некоторых деревнях волости появились красноармейцы, т. к. кем-то был пущен слух, что в таких-то селениях появились белогвардейцы и из комиссариата стали требовать оружия для самозащиты. Кроме того распространились слухи, что войска белых находятся в 10 верстах и почему то не высылаются из Малмыжа никакие отряды, но впоследствии выяснилось, что это советские войска и население успокоилось.

Во всех волостях отмечается, что отношение к советской власти и Красной армии хорошее и доброжелательное22».

   Некоторые малмыжские крестьяне, испугавшись репрессий, ушли к ижевцам, правда, уйти от советского правосудия смогли не все. В их судебно-следственных делах сохранились некоторые интересные свидетельства. Вот что рассказывал о себе в протоколе своего допроса бывший делопроизводитель Селтинского волисполкома Терехов Александр Сергеевич: «Когда здесь были белогвардейцы, то в первый день нас, т. е весь исполком, арестовали, после устроенного собрания нас отпустили. Все время находились здесь, т. е. в селе Селты, белогвардейцы,  я работал в исполкоме в качестве секретаря как и раньше. Когда вступали сюда, то я ушел со штабом белогвардейцев, который поехал в Узинскую волость, а я с представителями исполкома поехали в сторону верст две в д. Корсо, в котором мы сделали сундук с делами исполкома, а потом догнал штаб, которые поехали в Ижевск. Из деревни Корсо мы могли уйти домой, т. е. убраться от белогвардейцев, но мы побоялись, что попадет, если вернемся, а потому мы вернулись к штабу белогвардейцев. Со штабом белогвардейцев мы были дня 1½, а потом мы бежали и находились в бегах одну неделю, после чего вернулись в село и были арестованы. По дороге заходили в деревни, где по две ночи и по одной ночевали. У белогвардейцев мы пробыли две недели. В Ижевске мы жили на квартире, которую предоставил нам штаб. В Ижевске я составлял списки беженцев для городской управы. Когда мы находились в Ижевске, то последний бомбардировала Красная армия. Последние бомбардировки Ижевска были очень сильные. В городе началась паника, я воспользовался ею и бежал. В городе говорили, что Красная армия в шести верстах. Вскоре после этого Ижевск был взят советскими войсками23». Терехов был расстрелян.

С виновными  в боевых действиях против советской власти расправлялись беспощадно; частично это видно и из вышеприведенных воспоминаний. Также арестовывались дезертиры и брались заложники из «эксплуататорских классов».  Обратимся к той же политической сводке за октябрь-ноябрь 1918 года: «Город Малмыж. Арестован Фомичев за агитацию против советской власти. Чрезвычайной следственной комиссией арестовано кулаков по разным причинам 20, отобрано у трех человек три револьвера. 22 октября расстрелян Ирисов как контрреволюционер и заложник от буржуазии и священник Любимов за агитацию против советской власти.

...В Салдинской волости расстреляно 10 человек за соучастие с белыми. В д. НижнемПореке избит кулаками агитатор коммунист Семенов. Послан карательный отряд 30 человек. Представлены арестованные Р. [нрзб.] и Игольников за бродяжничество, Дягилев за убийство… Арестовано 10 красноармейцев, бежавших из Вятки из воинских частей.

В с. Савалях арестован священник, произносивший речь против советской власти. В поголовной облаве, организованной коммунистами 17 октября для проверки документов арестовано 20 человек подозрительных лиц. Из числа арестованных освобождено 16 человек24».

В деревне Балма, примкнувшей к повстанцам, было расстреляно сразу десять жителей, а на остальных наложена большая контрибуция. Вот что сообщал об этом общий приговор о расстреле: «Когда Муки-Каксинская волость была занята белогвардейцами, то жители деревни Балма встали все с оружием в руках на сторону белогвардейцев как избавителей от советской власти. При поголовном обыске  обнаружены варки «кумышки». Ввиду контрреволюционности д. Балма они были обезоружены. А за участие в рядах белогвардейцев и за выступление с оружием в руках против советской власти - Никифор Добрылеев, белогвардеец Александр Воронов, Алексей Лодочников, Михаил Кузнецов, Семен Ермаков, кулак Иван Добрычев, Семен Лодочников, Василий Медведев, Александр Волков, Селиверст Кузнецов, Николай Зяблицев - были расстреляны. А на общество за их контрреволюционность против советской власти и за варку кумышки из хлеба была наложена контрибуция в размере 25 тысяч  рублей, которая получена комиссаром Чрезвычкомиссии при совнаркоме по борьбе с контрреволюцией на Чехословацком фронте25».

 В деревне Ефимки Рыбноватагской волости, несмотря «на массовый переход к белым»,  обошлись расстрелом только одно жителя – Мартына Федоровича Попова, а на остальных наложили контрибуцию26.

Телеграмма из Вятского штаба фронта № 83 4 ноября 1918 г. сообщала: «Малмыжский уезд. В Халдинской волости расстреляно 10 человек за участие с белыми27». В то же время Малмыжская уездная газета «Известия Малмыжского совета крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов»  в номере  215 приводила рапорт начальника Малмыжской уездной советской милиции В.Кононова: ««Волостной военный комиссариат доносит то, что 6 сего ноября в селении Евдокимовском, в выходе ея, разведкой дружинников и кавалеристами Красной армии пойманы двое белогвардейцев – Пьянков Илларион Максимов и Родигин Михаил Перфилов, которые были вооружены, один револьвером, а другой тесаком, при оказании сопротивления были расстреляны на месте28».

Так было подавлено крестьянское восстание в Малмыжском уезде. После этого отряд Савинцева вошел в Арскую группу войск  Азина и воевал под Ижевском и  Казанью. Осенью 1918 года в самом Малмыже был раскрыт офицерский заговор, готовивший восстание против советской власти29, но это уже немного другая история…

 

Источники

 

1. Советы в эпоху военного коммунизма : сб. док. М., 1929. Ч. 2. С. 426–427

2. Степановский мятеж в документах и воспоминаниях. Сборник документов и воспоминаний.  Киров 2018 г.

3. ГАКО ф.Р-799 оп.3 д.7 лл.30-31

4. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 379–380

5. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 52.

6. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 29–31

7. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 29–31

8. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 53 об. – 54.

9. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 53 об. – 54.

10. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 379–380.

11. Д. И. Федичкин. Ижевское восстание в период  8 августа по  20 октября 1918 года // Первопоходник. 1974. Февраль. № 17.

12. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 1–1 об.

13. ГАСПИ КО. Ф. П-8. Оп. 1. Д. 5. Л. 58–63 об.

14. За власть советов. Киров. 1967. С. 165

15. ГАКО ф.Р-799 оп.3 д.7 лл.30-39

16. Удмуртия в период иностранной интервенции и Гражданской войны : сб. док. Ижевск, 1960. Ч. 1. С. 103–104.

17. ГАКО. Ф. Р-3597. Оп. 1. Д. 1. Л. 18–18 об.

18. ГАКО ф.Р-799 оп.3 д.7 л. 41

19. ГАКО ф.Р-799 оп.3 д.7 лл.30-39

20. Областная научная библиотека имени Герцена, краеведческий сектор фонд Д.1247

21. ГАСПИ КО. Ф. П-45. Оп. 1. Д. 102. Л. 29–31

22. ГАСПИ КО. Ф. П-8. Оп. 1. Д. 5. Л. 58–63 об.

23. ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп. 9. Д. СУ-11558. Л. 1–1 об. (судебно-следственное дело А.С.Терехова)

24. ГАСПИ КО. Ф. П-8. Оп. 1. Д. 5. Л. 58–63 об.

25. ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп. 5. Д. СУ-6537. Л.3–3 об.(групповое судебно-следственное дело по деревне Балма Малмыжского уезда)

26. ГАСПИ КО. Ф. Р-6799. Оп. 9. Д. СУ-11662. Л. 3 (судебно-следственное дело М.Ф.Попова)

27. Известия Малмыжского совета крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов. 1918. № 211.

28. Известия Малмыжского совета крестьянских, рабочих и красноармейских депутатов. 1918. № 215.

29. За власть советов. Киров. 1967. С. 165.

 

Категория: Малмыжский уезд | Добавил: Дмитрий (21.11.2019)
Просмотров: 11 | Теги: Малмыжские мятежи 1918 года, Степановский мятеж в Малмыжском уез | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar